May07

ПОДАРКИ ДЛЯ СИРОТ

Author // Раиса Куликова Categories // МАЙ 2011, МИССИОНЕРCTBA

МОГУТ ЛИ ДЕТИ БЫТЬ МИССИОНЕРАМИ?

В этом году прихожане церкви, в которую ходила семья Казаковых, решили помочь детскому дому. В нем жили пятьдесят сирот. Чтобы прокормить детей, директору детского дома пришлось завести подсобное хозяйство. Ребята помогали воспитателям его вести: рано вставали, кормили коров и свиней, работали в саду и огороде.

Когда пастор поехал к ним в первый раз, он повез в подарок большую банку со смородиновым вареньем. И вот огромная столовая. Все чаевничают. Пастор положил варенье в большую тарелку  и предложил детям попробовать. Но никто из ребят даже  не притронулся: «гуталин» никто не захотел есть.  Оказалось, что дети никогда не видели варенья.   Вот с этого самого момента и началось шефство  церкви над  сиротами.

Вскоре  в детском доме был юбилей, ему исполнялось 40 лет. Прихожане решили сделать подарки своим подопечным. У Марии, учительницы воскресной школы, был список детдомовских ребят. Каждый прихожанин выбрал себе ребенка и стал собирать ему подарок. Но непременно в наборе должны были быть мыло, зубная паста, щетка, а еще карандаши, тетрадки, ручки и разные школьные принадлежности. Остальное – на свое усмотрение покупал каждый сам.  Мария  попросила  всех, чтобы в подарке ничего не   было старого. Только новое!

Казаковы, посовещавшись, выбрали себе Алёнку – Данину одногодку. Специально для подарка купили  большой желтый пакет, который теперь стоял в прихожей. Чем ближе подходил праздник, тем объемнее становился пакет. То папа принесет набор фломастеров, то мама купит красивые тапочки, то Даня сунет в пакет яркую ручку с изображением принцессы.

– Вот, смотри, что бабушка для Алёнки связала, – сказала однажды мама, протягивая Дане красивые носочки.
–  Ну и мастерица! – восхищенно произнес мальчик. Но потом улыбка исчезла с его лица.
– Что такое? – забеспокоилась мама.
– Мои носки почти прохудились, а бабушке вязать некогда, а для Алёнки сразу нашла время. Может, я Алёнке свои отдам, они еще ничего, а эти мне. Я всё-таки родной внук.
– Девочке твои старые носки? Да? – спросила со вздохом мама, – ну что ж… меняй.

Даня медленно снял свои носки. На душе у него заскребли кошки. Он понимал, что делает что-то нехорошее. Переминаясь с ноги на ногу, он посмотрел на маму. Она отвернулась к окну. Ему даже показалось, что мама плачет. Даня осторожно подошел к ней.– Что с тобой? – спросил он тихо.
Такой расстроенной мамы Даня еще никогда не видел.
– У Алёнки нет никого, ты это понимаешь?  Она сиротка! – прошептала мама. – А у тебя в жизни всё в порядке. И ты у нее еще… Ты ей старые носки… Какого же сына мы воспитали? Эх, ты – христианин, – и мама снова отвернулась к окну. Даньку как будто окатили холодной водой.
– Да я и сам не понимаю, что делаю. Это у меня, наверно, приступ жадности, – запричитал он. – И, правда, что, у меня носков мало? А у Алёнки… Ну,  прости…
Мама не поворачивалась.
– В церкви всё время говорят про греховную природу человека, про Адама и Еву, – начал вслух размышлять мальчик.
– Так вот, я думаю, эта греховность жила во мне, притаившись где-нибудь в уголочке. А сейчас – вжик – и выпрыгнула на свет.
– Надо же, как ты  рассуждать научился! – мама горестно махнула рукой. Ты не виноват, а виноваты, значит, Адам с Евой.
– Ну, нет! Я тоже! Я виноват, конечно. Очень. Но, мамочка, поверь, я исправлюсь. Я Алёнке свою игру отдам!
– Новую?
– Новую. Мне ее папа на день рождения подарил. И книжку со сказками!
– Новую?
– Новую!
Данька сбегал в свою комнату и принес книжку и игру.
– А ты сам-то в нее играл? – спросила мама.
– Нет, – покачал головой мальчик.
– А не жалко?
– Ни капельки, – твердо ответил Даня, – а еще я подарю Алёнке свои новые перчатки, которые ты мне купила.
– А  как же ты, ведь столько просил?
– В старых похожу, мамочка, там всего две дырки. Я  зашью.
Мама молчала.
– Теперь, я вижу, и у тебя начинается приступ жадности.
– Уже закончился! Дари! – глубоко вздохнула мама, – и прижала сына к себе.

На следующий день к Дане в гости зашла Даша – его соседка из первого подъезда. Она пришла похвастаться новой монетой, очередной в  ее  коллекции. Они долго сидели на диване, и Даша все рассказывала и рассказывала  Дане про свои богатства.   Через час девочка собралась, но заметила  желтый пакет.
– А что это у вас  в нем? – спросила она с любопытством.
– Это пакет для нашей Алёнки, – сказал с гордостью Даня.
– А кто она?
– Это девочка из детдома. Мы ей  подарок готовим. Наш приход всем сиротам делает подарки.
– Детдом, Алёнка, приход – это всё неинтересно, а вот на подарочки я бы взглянула.
– Покажи, Данёк! – потребовала девочка и протянула руку.

Мальчик загородил пакет. Даша хотела оттолкнуть его, но у нее ничего не выходило.  Даня стоял как скала. В конце концов, гостья заявила:
– Ну ладно… Тогда я у вас жить останусь. Вот! – и Даша по-хозяйски уселась с ногами в кресло. Даня испугался, представив удивленные лица родителей и Дашу с вещами на пороге их квартиры. Он сразу же сдался.

Девочка прыгнула к пакету, и,  покопавшись в нем, вытащила бабушкины узорно-разноцветные носочки.
– Какие красивые! – произнесла она, разглядывая их.
– Отличные! Супер! Бабушка три месяца вязала. Я думаю,  Алёнке понравятся.
– Конечно, сиротка обрадуется, – процедила Даша, поджав губы, а потом попросила, – Данёк, принеси-ка мне компотика.  Он у вас такой  вкусный!
– Это точно. Он из нашей  дачной вишни. Мы с папой по целой кастрюльке за день выпиваем. Сейчас принесу, – и Даня побежал на кухню. А Даша тем временем сняла свои дырявые  носки и  засунула их  на самое дно пакета. Потом, не переставая улыбаться, она надела Алёнкины.  Девочка выпила  большую чашку  компота, которую принес Даня,  и довольная ушла восвояси.

За неделю до  праздника папа отнес желтый пакет в церковь. А вскоре после вечерней службы к Даниной маме подошла Мария и сказала:
– Я сиротские подарки просматривала, чтобы чего-нибудь лишнего не положили. И вот, что нашла в вашем пакете.

И она протянула  грязные  дырявые носки.
– Я же просила старые вещи не дарить.
– Вы что-то перепутали, – пожала плечами Данина мама, – это не наши. Моя мама связала для Алёнки красивые носочки. Разве их не было в пакете?
– Нет, только вот эти, – печально произнесла  Мария.  Данина мама почему-то покраснела, вспомнив разговор с сыном. Она взяла  носки и пошла домой.
– Данила! Как это понимать? – строго спросила она, придя домой, вытащив носки из сумки.
–  Вот эти лежали в нашем желтом пакете для Алёнки. Вместо бабушкиных.
– Ты что думаешь, это я? Да я их в первый раз вижу, – начал возмущаться Даня. – Кто-то перепутал, а ты  …
– Не закипай, пожалуйста. Я хочу во всем разобраться, – и мама села на скамейку в прихожей. Подумай, как они могли попасть в пакет? Может, ты кому-то показывал подарки?
– Ты что? Никому!  - отрезал мальчик, но тут вспомнил про соседку с монетами  и сказал тихо,-  Даша их видела. Ей очень понравились бабушкины носочки.  Потом, она попросила компота. Я ушел на кухню…
– Теперь всё понятно, – вздохнула мама, – хорошо, что Мария просматривала подарки. А то, представляешь, что было бы.

Даню прошиб пот. Он представил  заплаканное лицо Алёнки.
– Да я этой Даше… Я… прямо сейчас, – мальчик от гнева затопал ногами и схватил пальто с вешалки.  Да я ее больше на порог не пущу.
– Не кипятись! – мама повесила Данино пальто на место.
– Скажи, разве Даша виновата, что  живет в такой семье, где  обман – обычное дело и вовсе не грех. И ты, может, стал таким же, если бы рос у них. Ребенок, милый мой,  как губка, впитывает все, что видит.  К счастью, бывают исключения из правил, но это исключения.
– И как же нам помочь Даше Лисицыной, как ее переделать, мамочка?
– Это трудное дело, сынок. Без Божией помощи ничего не выйдет. И поэтому мы  прямо сейчас…
– Помолимся, – догадался Даня.

Мама с Даней прошли  в комнату, опустились на колени пред иконами и  стали молиться за девочку.

На следующий день в дверь квартиры Казаковых кто-то робко позвонил. Даня открыл. На пороге, переминаясь с ноги на ногу, стояла смущенная Даша. В руках она держала бабушкины носки.
– На, – сказала она, – протягивая их Дане, – возьми, пожалуйста. Очень уж они мне понравились. Даже не знаю, как это вышло. Прости. А вот еще. Она вынула из кармана заколку.– Это самая моя любимая заколочка, передай её, пожалуйста, Алёнке.
– А что это ты вдруг, Лисицына, раздобрилась? – серьезно спросил Даня.
– Знаешь, не могу я носить эти носки… Ворованные… Стыдно.  У меня ваша Алёнка  все время стоит перед глазами.
– Это хорошо, что стыдно,– сказал мальчик.
– Данечка, а можно к ней в детский дом съездить?  Я тоже Аленке подарок приготовила. Только не скажу какой.
– А, это хорошая идея – съездить к ребятам  в детдом, – сказала подошедшая к ним мама. Ну что же ты, Дашенька, стоишь перед дверью?
– Заходи! – Даня  широко распахнул  дверь. Девочка несмело вошла.

А мама продолжила:
– Я договорюсь с нашими и поедем.
–  Вот это здорово! – подхватил Даня.  Нам надо обязательно  познакомиться с нашей Алёнкой.

Раиса Куликова,
г. Москва, Россия.

About the Author

Раиса Куликова

г. Москва, Россия.

Comments (0)

Leave a comment

Please login to leave a comment. Optional login below.